Стив де Шейзер и другой тип мышления

Впервые я встретил Стива в 1994 году на конференции «Interaction View» в ПалоАльто,  Кали-форния. В то время я не осознавал, что эта конференция была знаковым событием в развитии системных идей — один из немногих случаев, когда команда Института психических исследований (MRI) (среди них были Пол Вацлавик, Джон Уикленд и Дик Фиш) одновременно участвовала в мероприятии с командой, разработавшей SF-подход под руководством Стива де Шейзера и Инсу Ким Берг.

Стив и Инсу обучались в MRI за два десятилетия до этого и изменили модель краткосрочной терапии MRI, внеся в него простоту и усовершенствовав некоторые техники. Связь между этими двумя центрами поддерживалась благодаря отношениям Стива с Джоном Уиклендом, его руководителем и наставником.

Затем я встретил Стива в Лондоне. Мой коллега Гарри Норман обратился к нему с просьбой дать интервью, которое мы наконец-то смогли провести в Лондоне в 1995 году. Позже я узнал, что он был известен тем, что не давал интервью, и что это была большая удача. Стив был увлеченным пивоваром и любителем пива, и Гарри удалось заинтересовать его дегустацией «средневекового пива», сваренного в крошечных количествах по аутентичным рецептам. Это, возможно, было ключом к нашему успеху!

За неделю до интервью Стив проводил тренинг по SF-терапии с большой аудиторией (более 100 человек). Стив вышел на сцену с микрофоном, глубоко выдохнул, как он обычно делал, перед тем как начать, и сказал: «Так … лучше если вы зададите мне несколько вопросов». Участники тренинга смутились. Мы знали, что он эксперт и ожидали, что он сам будет говорить нам что мы должны делать. Но он стоял там, отказываясь говорить нам что-либо наперед. В аудитории воцарилось тишина.

«Работает ли подход с алкоголиками?» — раздался вопрос из зала. «Я не знаю. Следующий вопрос». «Это работает с расстройствами личности?». «Не знаю. Следующий вопрос». Было упомянуто еще несколько диагнозов, и каждый раз ответ был один и тот же — «Я не знаю».

Я был поражен и встревожен. Я хотел узнать больше об этом фантастическом подходе к изме-нениям, а лучший специалист говорил мне, что не знает, работает ли он с алкоголиками. Что происходило? Мой дискомфорт явно разделяли другие участники аудитории. Через какое-то время некоторые участники начали уходить.

«Можно ли увидеть, как вы задаете чудесный вопрос?» спросил кто-то. Стив заметно просветлел. «О, да, я уверен, что смогу сделать это. Спасибо, что спросили». Мы немного расслабились — по крайней мере, он собирался хоть что-то нам показать.

Пока мероприятие продолжалось, я размышлял над фразами Стива «Я не знаю».

Разве Стив не знал, что подход работает со многими видами проблем. Разве не было иссле-дований, доказывающих его эффективность? Я понял, что Стив, конечно, все это прекрасно знал. На самом деле в этот момент, он показывал нам, как проводить терапию, ориентированную на решение, используя то, что я называю «другим типом мышления».

Чтобы ответить на очевидный простой вопрос «работает ли подход с алкоголиками?» нужно принять два предположения. Во-первых, есть такая вещь, как алкоголик. И, вовторых, это (применение подхода) может быть воспроизведено любым, кто его
применяет.

Давайте сначала посмотрим на первое предположение — есть ли такая вещь, как алкоголик? Понятно, что это слово используется таким как оно есть, но работа SFподхода не основана на диагностике. Жалоба клиента не имеет отношения к определению того, что он хочет (т.е. к решению) и времени, когда это уже происходит.

Работа Стива была частью традиции, которая ставит под сомнение ценность диагноза и даже если точная оценка состояния может быть сделана, каждый из клиентов будет стремиться к чему-то своему, что приведет к пути решения проблемы, который будет индивидуальным в каждом конкретном случае. Поэтому не имеет смысла даже рассматривать вопрос о том, был ли клиент «алкоголиком» или нет. Смысл ответа «я не знаю» заключался в игнорировании этого термина в работе.

Другое предположение в вопросе «это работает?» подразумевает, что работает подход, а не кто-то, умело используя подход, делает нечто, чтобы произошли изменения. Мы можем сказать о пианино: «это работает?» — что будет означать, что если кто-то нажмет на клавиши, то появятся соответствующие звуки. Неважно, кто ударяет по клавишам, звуки появятся.

В ориентированном на решении подходе решения строятся в разговоре, который является искусством, а также наукой. Поэтому спросить «работает ли SF-терапия?» значит не спросить «работает ли пианино?», а спросить «работает ли пианино само по себе?» Это не очень разумный вопрос. Действуя умело, можно заставить пианино звучать красиво, но, не умея играть, нельзя говорить, что пианино не работает — просто этот человек не достиг достаточной степени мастерства.

Вопрос, вызвавший лучшую реакцию Стива, был таким: «У вас были успешные результаты с клиентами, которые хотят меньше пить?» В этом случае вопрос касался его собственного опыта и относился к группе клиентов, определенной с точки зрения того, что они хотели. Проводить различие между этим вопросом и вопросом «это работает с алкоголиками?» для меня составляет суть SF-практики. Наверное, одна из лучших идей, оставленных нам Стивом – это перестать пытаться отвечать на глобальные вопросы и вместо этого сосредоточиться на микроструктуре разговора, который создает решение.

Марк МакКергоу, международный консультант, спикер, автор книг по ориентированному на решение подходу

Перевод Гамзина Юрия

Источник: «Представь себе». Первый выпуск, январь 2019 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *