Терапия возможности Билла О’Хэнлона

Что такое Терапия Возможности? Терапия Возможности (ТВ) – это направление, метод и философия краткосрочной психотерапии. В ней подчеркивается роль уважения и сотрудничества, а также эффективности и результативности. Объединяя лучшее из концепции К. Роджерса о признании и принятии, из директивности Милтона Эриксона и стратегических подходов в терапии, Ориентированная на Решение Терапия (Solution-Oriented Therapy) предполагает, что клиент является специалистом в своей проблеме, в постановке целей и в использовании терапевтических изменений. Терапевты, использующие этот метод работы, не просто убеждают клиента, а пробуждают в нем решения, духовные и личностные ресурсы, силы, компетентность, исключения в обычных проблемах. Схожая с Фокусированной на Решении Терапией (в распространенном переводе – ОРКТ – SFBT – Solution-Focused Brief Therapy), разработанной Стивом де Шейзером в Центре краткосрочной терапии в Милуоки, штат Висконсин (США), Терапия Возможности по-другому акцентирует внимание на важности проверки опыта, точек зрения и является более гибкой, нежели шаблонные методы.

Как работает терапевт в подходе Терапии Возможности?

Три принципа работы терапевта:

  1. Признание клиентской реальности и опыта;
  2. Направление клиента к другому видению ситуации (восприятие проблемы) и / или поведению (паттерны, которые поддерживают или создают проблемы);
  3. Использование их ресурсов, опыта в поиске решений и консультация с ними по их предпочтению относительно процесса и направления терапии.

 Как вы определяете направление терапии?

Большинство терапевтических подходов и теорий можно определить как «нормативную модель», содержащие идеи о том, что именно является нормальным и здоровым, а что является ненормальным и девиантным. В таких моделях терапия основана на предписании лечения расстройства согласно теории (даже если у вас есть другие идеи) и, конечно, зависит от субъективной интерпретации терапевтом этой нормативной модели. Так, вы можете пойти к семейному терапевту за помощью в решении проблем с истериками ребенка, и он может сказать вам, что вам нужно работать над улучшением семейных отношений. ТВ обычно избегает предписанных идей о норме, так как они являются субъективными (ваша идея о том, что работает для вас — отличается от моей идеи о том, что работает для меня), зависят от культуры и времени (ранее гомосексуализм рассматривался как болезнь, сейчас гомофобия расценивается как проблема). В ТВ (и в целом, в подходах, ориентированных на решение), когда клиент говорит, что они хотят работать над темой истерик ребенка, мы работаем именно над этим. Если при наблюдении у нас появляется идея, что семейный конфликт может быть поддерживающим фактором, мы можем предложить такую возможность клиенту. Мы сравниваем себя с водителями такси — у нас есть обширные знания города, трафика и различных маршрутов, чтобы добраться до любой заданной точки, но именно клиент дает нам адрес, и мы обсуждаем маршрут.

Кто является Терапевтом Возможности?

Многие терапевты, которые относят себя к краткосрочной, ориентированной на решение или фокусированной на решение, нарративной или коллаборативной терапии, используют подобные идеи и методы. Другие приняли название «Терапия Возможности» для своей работы. Ярлыки не так важны, как подход и философия.

Эффективна ли Терапия Возможности?

Исследования эффективности психотерапии – вообще сложный вопрос, который напоминает забивание мармеладок в дерево. Переменные в психотерапии настолько субъективны, что невозможно прийти к общему мнению, что представляет собой проблему или успешный результат. ТВ, как правило, краткосрочна, продолжительность составляет в среднем 4 сессии. Но мета-анализ (исследования, которые вбирают в себя статистические данные из многих небольших отдельных исследований) показывают, что в основном все методы терапии являются относительно краткосрочными (около 4-7 сеансов в среднем). Клиенты сообщают об очень высокой степени удовлетворенности в Терапии Возможности — они чувствуют, что являются партнерами в ходе терапии. Мы работаем над проблемами таким образом, который удобен и продуктивен именно для них и заканчиваем, когда они удовлетворены. Последующие обследования показывают удовлетворенность и после окончания лечения.

Всегда ли вы принимаете установки клиента в Терапии Возможности?

Нет! Если действия клиента является разрушительными для себя или других, мы вмешиваемся. Также, если бесполезные и вредные конфликты возникают в кабинете, то мы не спрашиваем, как чувствуют себя стороны конфликта, а останавливаем его и успокаиваем.

Какова ваша позиция относительно групп самопомощи и лекарств в качестве дополнения к терапии?

Если клиенты находят группы самопомощи полезными, я только «за». В группах могут быть потенциальные опасности, и я предупреждаю клиентов, чтобы они были настороже. Опасность с группами самопомощи заключается в том, что вы можете попасть под влияние групповых убеждений, которые могут быть полезны, а могут быть ограничивающими, или создавать новые проблемы, которых ранее не было. Большинство групп обеспечивают хорошую проверку («Есть ли другие люди похожие на меня? Не странный ли я? У вас тоже были такие чувства и переживания?»). Но иногда складывается впечатление, что вам никогда не будет хорошо, если вы не продолжите посещать группу или жить по их принципам.

Лекарства — также имеют 2 стороны. У меня есть клиенты, у которых значительно улучшилось состояние с помощью лекарств, а моя терапия лишь умеренно помогала. Также бывает, что лекарства причиняют страдание или ухудшают состояние. Бывают люди, которые находят решение, отказываясь от приема лекарств, и также бывает что отказаться от лекарств невозможно.

Можете ли вы проводить Терапию Возможности с принудительно направленными клиентами?

Да и нет. Мы работаем с такими клиентами, поддерживая тонкий баланс между нежеланием клиента находиться у нас, и пытаясь найти цель, мотивирующую клиента. Важно в первую очередь прислушиваться к клиентам, узнать об их опыте принудительной терапии, их жалобах, о том, кто и как их направил. Мы считаем клиентами ответственными за собственные действия, но часто они испытали несправедливости, и важно включить это в терапию. Затем мы стараемся увидеть цель, которая им важна, составляем план действий и действуем в качестве тренера. Мы используем этот подход успешно с широким разнообразием «невольных» клиентов. Вот девиз для вас: «не стремитесь быть самым мотивированным человеком в кабинете» В конце концов, если клиент не хочет проходить терапию, то мы с уважением расскажем клиенту о последствиях этого решения и объясним — что именно мы будем говорить, когда позвонят социальные службы или судебные органы.

Подходит ли ТВ для всех или только для некоторых проблем и людей?

ТВ проводится с широким кругом людей и проблем. Поскольку она сосредоточена на проблемах клиента, она может применяться в разных случаях — будь то проблема с слуховыми галлюцинациями (голосами), просьба о повышении по работе, сексуальные проблемы, связанные с вашим супругом, прошлая травма и т.п. У нас есть широкий спектр способов, чтобы помочь людям найти решения и мы можем работать с широким спектром задач. Некоторые проблемы решаются за один сеанс, другие занимают годы. Некоторые люди переживают большие изменения; другие — небольшие успехи. Единственные люди, для которых не подойдет ориентированная на решение терапия – это люди, которые не могут найти повод для терапии.

В чем разница между SFBT (Фокусированной на Решении Терапией) и ОРТ Ориентированной на Решение Терапией (Терапией Возможности)?

В начале 1980-х годов, я вступил в переписку со Стивом де Шейзером, который тогда приехал из Калифорнии (где он писал статьи о работе Эриксона), в Милуоки, где тот организовал с коллегами Центр краткосрочной семейной терапии (BFTC). Де Шейзер и я разделяли точку зрения, что традиционные ведущие методы психотерапии, которые патологизируют клиента — неправильны и даже вредны. Люди естественным образом сотрудничают, если к ним правильно найти подход, и рассматривать клиентов как самостоятельных и компетентных. Работа де Шейзера начала оформляться и превратилась в «фокусированную на решении терапию» (Solution-Focused Brief Therapy). Моя же работа оформилась под названием «ориентированная на решение терапия» (ОРТ).

Существует некоторое разногласие о том, кто придумал подход — на самом деле такое название впервые предложил психотерапевт Дон Норум (Don Norum) из Милуоки, в тезисах «Семья имеет решение», еще в 1978 году, задолго до того как de Shazer и я сформулировали наши модели. Самым правильным будет сказать, что было много взаимных влияний друг на друга. Я вижу много ценного в SFBT с её акцентом на ресурсах клиента и решениях, но есть и четкие различия в некоторых областях.

Так, мне стало ясно, что, поскольку милуокская школа придает такое значение фокусировке на решениях, упущено несколько элементов, которые я нахожу очень важными в работе терапевта. Во-первых, не было существенного обсуждения важности проверки эмоций (это важный тренд в современной психотерапии). Акцент делается с таким упором на поиск решения, что иногда клиенты осознают, что терапевт не придает значения проблеме и чувствуют, что должны «принудительно и как можно быстрее» найти решение. В отличие от этого, слушание, признание и валидация опыта клиента является важнейшим первым шагом в ОРТ, это закладывает основу для последующей работы. Я научился этому давно из работ Карла Роджерса, и всегда помнил о важности этого принципа.

Еще одна трудность в милуокской школе, насколько я вижу, является склонность к шаблонной схеме работы. Терапевт неизменно задает определенные вопросы (например, «чудесный вопрос»), и движется по определенной последовательности. Существуют блок-схемы, обеспечивающие варианты для различных ответов клиента. Хотя это может быть прекрасным способом изучить новый подход, но это вызывает сопротивление и ригидность. С другой стороны, сторонники милуокской школы могут возразить, что это свидетельствует о неправильном применении подхода. Мой опыт показывает, что шаблонный подход несет в себе такую опасность.

Еще один момент меня беспокоит в милоукском подходе — он игнорирует политические, исторические и гендерные факторы, влияющие на проблему (также как и мир физиологии и биохимии человека). Эти вещи рассматриваются как не имеющие отношения к процессу терапии (так как цель заключается в разработке решений и ориентированном на решение разговоре). Это слишком минималистический подход. В крайнем варианте, это может выглядеть так: если пара приходит к терапевту, а муж при этом пьян или у жены синяк под глазом, рафинированный SFBT-терапевт не будет упоминать или расспрашивать о наличии проблем с алкоголем или домашнем насилии, если пара не упомянет это сама (или не придет с запросом именно на решение проблем с насилием).

В Терапии Возможностей, хотя мы и стараемся не привносить лишнего, но порой такие вопросы будут иметь решающее значение для понимания опыта клиента и для разработки решений. В то же время, ОРТ утверждает, что неуместно навязывать какие-либо посторонние идеи о проблеме, если, конечно, нет подозрения в опасности (например, суицидального поведения, унижения, сексуального насилия в отношении детей, расизма, сексизма, и др.) В таких ситуациях, поставить акценты на этом – уже ответственность терапевта, независимо от того, думают ли клиенты об этом или нет, имеет это отношение к запросу, или нет. Есть обязанность сделать то, что в силах терапевта, чтобы обеспечить физическую безопасность или исследовать социальный контекст проблемы.

В конце концов, я решил назвать свой подход Терапия Возможности, чтобы избежать путаницы и помочь отличать подходы терапии, ориентированной на решение (ОРТ), и терапии фокусированной на решении (SFBT).

Перевод Алексея Михальского

Источник: Представь себе. Сборник материалов по краткосрочной и системной терапии. Выпуск 4. Июль 2019.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *